Шагалов Александр Михайлович

image

Личный сайт Шагалова Александра Михайловича

Победитель Краевого конкурса «Учитель года»

«Я – учитель…» – вывожу эти слова и ставлю многоточие. За окном идёт дождь, и ветка напротив моего окна раскачивается под ударами ветра. Качаясь из стороны в сторону, она напоминает мне маятник. Меня одолевают сомнения, и я перехожу от радостного восхищения собой к полному своему отрицанию, когда пытаюсь ответить на вопрос, какой я учитель. Белый лист бумаги, словно поле за окном, которое я утром должен буду пересечь, чтобы добраться до реки и начать путешествие длиною в жизнь, открывает передо мной безграничные просторы для размышления. Какой я учитель? Хочется верить, что хороший – грамотный, справедливый, но строгость и честность к самому себе не дают ответить на этот вопрос однозначно. До конца десятого класса я не мог сказать с полной уверенностью, кем бы я хотел стать. В детстве моими любимыми словами были «Я сам» и «Я знаю». Так начиналась моя самостоятельность и жажда знаний. В детском саду на одном из рисунков я изобразил себя в роли адвоката. Уже гораздо позже я понял, что во мне всегда говорило обострённое чувство справедливости. Это качество пригодилось мне в преподавании. Потом были мечты заняться археологией, позже – стать историком. Интерес к древним культурам и историческому процессу жив до сих пор. Лишь в начале одиннадцатого класса я определился с выбором профессии и окреп в желании стать учителем русского языка литературы. Решающую роль в моём выборе сыграла любовь к слову и литературному творчеству. На стене моей комнаты висит фотография, сделанная перед началом войны. На ней мой прадед, Литвинец Михаил Иванович, принимает экзамен в старших классах в одной из армавирских школ. Он работал учителем русского языка и литературы, писал стихи и рассказы, печатался в местных газетах. Он не вернулся с фронта. Мы – это сумма тех, кто был до нас. Я ощущаю себя неразрывной частью истории, её наследником, и доношу эту мысль своим ученикам. Если и есть во мне педагогические и литературные способности, то они достались мне от моего прадеда. Я тоже пишу стихи. Можно попытаться подобрать рифмы к слову «Учитель»… «Хранитель»… Хранитель знаний, нравственности, образец, пример. Бережно, из рук в руки, от сердца к сердцу передаём мы знания и чувства, делимся с детьми своим опытом, учим других и учимся сами… «Воитель»? Думаю, что да… Мы должны иметь твёрдые взгляды на жизнь, активную гражданскую позицию, уметь защищать свою точку зрения и учить детей отстаивать свои взгляды и мыслить свободно. «Ценитель». Ценитель красоты слова, его звучания… А может быть «Спаситель»? «Целитель»? Литература помогает в трудную минуту, учит добру, любви, вере и надежде. «Вдохновитель»! Настоящий учитель призван вдохновлять детей, помогать им и направлять их. Дождь закончился. Мелкие капли воды дрожат на оконном стекле. Пробивающиеся сквозь тучи лучи солнца освещают книжный шкаф и длинные полки многочисленных изданий. Я с детства люблю читать. Интерес к чтению у меня появился ещё тогда, когда я не понимал букв и, сидя на руках у мамы, заглядывал в большую книгу с яркими и красочными иллюстрациями и просил прочитать понравившуюся мне историю. В моём доме много книг. Когда я оставался один, они переносили меня в разные страны, они говорили со мной, учили меня… Многие из этих книг написаны на русском языке. Работая со словом, читая литературу, я всегда чувствовал и чувствую свою сопричастность к чему-то великому и огромному, подобное же чувство есть и у моих учеников. Язык формирует нацию, язык – это душа народа. Литература, создавшая и подарившая нам ярчайшие образцы художественного слова, по величине заложенного в ней опыта и чувства не имеет себе равных ни с одним из видов искусства. Но мысли всегда бывает тесно в русле слова, и тогда она начинает биться в поисках выхода, подобно рыбе, попавшей на берег или в хитро расставленные сети рыбака. Единственное, что остаётся, – это прислушиваться, словно к ударам собственного сердца, к голосу своей совести. Нельзя однозначно ответить на вопрос, какой я учитель, за меня это должны сделать другие, прежде всего мои коллеги и ученики. Нужно не лгать словом и быть честным к самому себе. И всё же к слову «Учитель» нельзя подобрать одну единственную рифму, как и к жизни. У каждого она своя.

Мастер-класс

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АУДИОЗАПИСИ НА УРОКАХ ИЗУЧЕНИЯ ЛИРИКИ

DSC_6605
DSC_6600
    DSC_6599
  DSC_6597

Истории звукозаписи не более 130 лет, но опыт показал, что звук может стать мощным средством воздействия, а использованный в преподавании – важным компонентом урока. Для начала давайте разделим все аудиозаписи произведений на чтение художественное и чтение авторское. В чём различие этих двух типов записей? Каковы их функции? Как использовать их на уроках изучения лирики? Последующее изложение нашей работы и будет ответом на эти вопросы. Чтение художественное – это чтение произведений актёрами, мастерами художественного слова – ныне уходящее и вымирающее искусство. Такое чтение, несомненно, пример правильной, грамотной речи, богато окрашенной, эмоциональной, способной пробудить в школьнике душевный отклик, мысль о возможностях выразительного чтения. Разумеется, что эти записи можно использовать при изучении лирических произведений XIX века, так как голосов Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета сохраниться не могло. Но при изучении литературы XX века можно применять уже чтение авторское, которому, без сомнений, следует отдать большее предпочтение, и вот почему… Авторское чтение – это чтение автором своих произведений, т.е. ЧИТАЕТ АВТОР. Возникает вопрос: широк ли диапазон аудиозаписей авторского чтения, которые мы можем применять на уроке? Известны записи голоса А.Белого, С.Есенина, В.Маяковского, И.Бунина, Н.Гумилёва, А.Ахматовой, Б.Пастернака, К.Симонова, О.Берггольц, Д.Самойлова, Н.Заболоцкого, Ю.Друниной, С. Маршака, К.Чуковского, Н.Рубцова и многих других писателей и поэтов, творчество большинства из которых изучается в школе. В чём отличие голоса автора от голоса мастера художественного слова? Автор, чего не допустит актёр-чтец, может ошибаться в речи, так, например, Заболоцкий говорит вместо рУсло руслО, да и большинство авторов читают без выражения – вспомнить хотя бы «детское» чтение Пастернака. Получается, что  авторское чтение не может вызвать столь глубокого эмоционального отклика или быть примером выразительного чтения (за малым исключением – если вспомнить блестящее чтение Эдуарда Багрицкого). Но чтение автора имеет другие цели – помочь раскрыть глубинный смысл стихотворения, затронуть его тончайшие струны. И тогда становится понятным монотонное и трагическое чтение Блока, как бы смотрящего на себя со стороны, громкое и сильное декламирование Маяковского – и уже не можешь воспринимать его стихи камерно. Например, в 6 классе, при изучении стихов Есенина, можно спросить у детей, как они представляют себе звучание стихов Есенина? Большинство скажет о чувстве мягкости, лиричности, но при включении записи поэта отношение меняется: Есенин читает с надрывом, выкрикивая – эта деталь может помочь школьникам при анализе произведений поэта, его творческой судьбы. И как ни странно, именно авторское чтение способно более полно передать ритмику стихотворения: медленные, тягучие строки Ахматовой, детское, выразительное чтение Чуковского с сильным выделение ударных гласных, но главное, на что работает авторское чтение – это создание образа живого поэта, живого человека, личности, ощущение её присутствия, и тогда каждый поэт будет для ученика не только фотографией в учебнике, но яркой, настоящей личностью в общем течении литературы. Все аудиозаписи могут применяться на любом этапе урока: в начале, придавая особую тональность и эмоциональность последующему материалу, в середине урока, при анализе произведения, в конце, как завершающий аккорд, яркий, запоминающийся штрих. Так, можно использовать запись голоса поэта при изучении стихотворения Маяковского «Необычайное приключение…». Нет смысла воспроизводить стихотворение полностью – качество звука не даёт распознать все слова, но пусть прозвучит отрывок, последние строки стихотворения. Дети будут размышлять над идеей произведения, в каких строках она заключена, и, высказав своё мнение, смогут услышать «правильный ответ» в исполнении самого поэта:

Светить всегда,

светить везде,

до дней последних донца,

светить —

и никаких гвоздей!

Вот лозунг мой —

и солнца!

Результат? Запись голоса поэта, этот отрывок стихотворения с его повторным прочтением, запомнился большинству учащихся наизусть. При работе с аудиозаписью необходимо избегать следующих ошибок. Запись не должна длиться очень долго, иначе к ней теряется внимание. Запись не должна быть целью урока, а лишь средством достижения цели. Запись должна быть связана с изучаемым материалом. Не следует применять аудиозаписи на каждом уроке, иначе их применения превратится для школьников в игру или в привычную, не запоминающуюся часть урока. Разумеется, что аудиоматериал не должен и не может вытеснить живое слово учителя, не об этом речь. Он лишь призван внести в урок элемент документальности, нотку реализма. Всё вышесказанное совсем не означает, что урок без аудиозаписи – не урок, что понять без неё произведение невозможно, но она позволяет разнообразить урок, привлечь внимание учащихся к поставленной проблеме, придав необходимый эмоциональный импульс, сделать урок запоминающимся, помочь в раскрытии и более глубоком понимании текста.

Главный редактор газеты школьной газеты «Великолепная семёрка»

DSC_6711

Великолепная семёрка № 11 2016 год

Великолепная семёрка № 9 2015 год

Великолепная семёрка № 1 2014 год

Великолепная семёрка № 2 2014 год

Великолепная семёрка № 3 2014 год

Великолепная семёрка № 4 2014 год