Краевая архивно-поисковая экспедиция «Воины — защитники Кубани»

Непобедимый комбат Булеков

Какой была Великая Отечественная война, современные мальчишки и девчонки могут только догадываться. Какие-то знания они получают на уроках истории, из интернета и художественных фильмов. Но без преувеличений и прикрас об этом могут рассказать только очевидцы – непосредственные участники страшных событий. Эти люди – настоящие герои. Не фантастические, не придуманные кем-то, а люди, живущие среди нас. Они не обладают сверх способностями.  Но в свое время выполнили они самую важную задачу – освободили нашу землю от немецко-фашистской оккупации. С одним из  них пообщались и сняли видео интервью ученик 8 «А» класса  Беликов Александр и учитель истории Шурдумова Марина Георгиевна  МАОУ СОШ№7 имени Г.К.Жукова  г.Армавира.  Николай Павлович Булеков – последний комбат, живая легенда Армавира. Он прошел всю войну, участвовал в Курской битве и в других менее знаменитых, но не менее важных сражениях. Все происходящее офицер подробно описывал в дневниках, которые легли в основу книги Николая Булекова «Так дышала война». Ветеран Великой Отечественной войны, участник переломной битвы на Курской дуге, кавалер трех орденов Отечественной войны и ордена Красного Знамени. Николай Павлович родился 17 июля 1921 года в станице Григорополисской в семье казаков, и воспитание его было соответствующим. С двух лет его начали подсаживать на лошадь, а в пять он уже самостоятельно держался в седле. После окончания средней школы в 1940 году он, воодушевленный желанием стать офицером, поступил в Тамбовское артиллерийско-техническое училище. Уже спустя год учиться военному делу пришлось в боях и сражениях. После двухмесячных курсов в маршевом подразделении молодых курсантов ждала передовая под Воронежем.  Булеков был назначен наводчиком 76-миллиметрового орудия в стрелковой дивизии 40-й действующей армии. Свой первый бой он принял в районе Мантурово-Мармыжи: 16 декабря 1941 г. стал самым страшным днем в его жизни. Из воспоминаний Н.П. Булекова: «Возле этих черных обугленных тел моих одногодков я ощутил нечеловеческую ненависть к врагу. Именно здесь я испытал приступ той ярости, перемешанной с презрением к противнику, которая потом не раз позволяла мне не раскваситься, не запаниковать в бою и сохранять способность принимать решения». Затем были пятимесячные курсы младших лейтенантов артиллеристов и направление на фронт командиром огневого взвода. В начале 1943 года 81-я стрелковая Калинковическая Краснознаменная ордена Суворова дивизия, в которой сражался Николай Павлович, продвигалась по направлению к Курской области. Здесь после почти трехмесячной подготовки началось одно из решающих событий Великой Отечественной войны, получившее название Курской битвы.

Из воспоминаний Николая Павловича Булекова:

Тут я должен сказать о том, о чем я впервые подумал на Курской дуге, — сказал Николай Павлович. — Думать о том, что ты можешь погибнуть, и думать о своей смерти — это не совсем одно и то же. Я не смогу, наверное, пояснить более точно, но скажу, что первое порождает осторожность, а второе — страх. Не могу сказать, что мне не было никогда страшно: было, и еще как было. Было и так, что до сих пор не пойму, как живой остался. При этом скажу попросту: не представлял я себя убитым, не верил я в это. После Сталинградской битвы наши войска вклинились вглубь немецких войск на 200 километров. Получился своеобразный выступ, ширина которого была 80-85 километров. Его таки называли — Курский выступ. В феврале 1943 года Сталин приказал генералу Армии Рокоссовскому организовать новый фронт. Он Центральный фронт быстро организовал — всего за четыре дня. Этот фронт составлял северную часть Курского выступа. А на южной части выступа стоял Воронежский фронт, которым командовал генерал Армии Николай Федорович Ватутин. Потом Сталин приказал северную часть выступа развернуть на 90 градусов и южную часть тоже развернуть на 90 градусов. И вот, когда они стали разворачиваться, этот выступ превратился в дугу протяженностью 550 километров — вот поэтому и называется Курская дуга. Хотя сейчас некоторые пишут, что был Курский выступ… Нет, ребятки, выступ был сначала. А к моменту Курской битвы именно Курская дуга была. Если ее условно разрезать на две части, то получится северный фас — им командовал Рокоссовский, и южный фас — под командованием Ватутина. 

Константин Константинович Рокоссовский был назначен командующим Центральным фронтом в феврале 1943 года. Именно этому фронту предназначалась решающая роль в летней военной компании у города Курска. Из донесений разведки было ясно, что летом немцы планируют большое наступление в этом районе. Рокоссовский проявил себя блестящим стратегом и аналитиком – на основании данных разведки он сумел в точности определить участок, на котором немцы впоследствии нанесли главный удар, создал на этом участке глубокоэшелонированную оборону и сосредоточил там около половины своей пехоты, 60% артиллерии и 70% танков. Поистине новаторским решением Рокоссовского была артиллерийская контрподготовка, которую провели советские войска перед наступлением немцев.

Из воспоминаний Николая Павловича Булекова:

Как-то раз во время разговора с Ватутиным Рокоссовский сказал ему: «Я, Николай Федорович, немцам подарочек приготовил. Перед тем, когда они начнут артподготовку, я свою артподготовку начну!». Рокоссовский любил разведку. И разведка точно ему докладывала. Рокоссовский дал команду разведчикам захватить языка. Двое суток они на нейтральной полосе пролежали. И в конце-концов взяли одного немца, который занимался разминированием. Кроме того, в это же время в соседнюю 148-ю дивизию перешел перебежчик. И «язык» говорит, что пятого июля в три часа начнется битва, и перебежчик называет время три часа. И вот 5 июля в 2 часа 20 минут наши открыли огонь. Звонят мне и говорят: скажи солдатам, чтобы они не боялись, это наши снаряды — своих не тронут. И началось: били-били, полчаса лупили. Недалеко станции Глазуновка была — там горят составы, горючее и все прочее. Видимо, наши в склады с боеприпасами попали — грохот стоит, и летят вот эти трассирующие снаряды, это ж ночь еще была. И так продолжалось полчаса. Потом все прекратилось. Где-то в книгах говорят, что тишина была два часа. Пусть не врут. Один час сорок минут — я по своим часам точно засек. Не пушка, ни пулемет, ни с винтовки никто не стрелял — ровно час и сорок минут. Пока, видимо, немцы докладывали Гитлеру — они ж не ожидали, что мы первыми начнем артподготовку. А потом началось с их стороны: сначала так редко бум-бум… бум-бум… Потом все сильнее. И целый час лупили по нам. Тогда уже на нашей батарее раненые появились и убитые. Когда немцы час били, наши еще пятнадцать минус лупили по батареям немецким. Потом черная туча пошла — немецкие «стервятники» полетели. Посчитали ребята: 96 самолетов, голову поднял: летит на меня один и вот так вот качается, гад. Я сразу же на землю, уши только затыкаю. И вот первая волна прекратилась. Вторая туч самолетов летит. На этот раз насчитали 98 штук. Чуть дальше — по станции Понари начали лупить.  Taм тоже образовались черные шапки от взрывов – горючее, смазочные материалы, боеприпасы взрывались. Взошло солнце, а у нас темно как ночью. Кругом все горит: посевы, хутора, села, лесопосадки — все горит кругов Темно, в горле першит. Команды подавать не могу, пить хочется. И вот полезли триста танков на нашу батарею сразу триста! И выползали как из-под земли — вкопаны перед этим были. И идут как на параде, соблюдая дистанцию и интервалы. Первыми идут тяжелые танки «тигры» и «пантеры». Рокоссовский звонит нашему командиру дивизии и говорит: «Голубчик, продержись, пожалуйста, одни сутки!». Видите как: не приказывает, а просит. Boт  человек был! Говорит: «Дай развернуться войскам фронта в боевое положение, и ты, считай, выполнил задачу Курской битвы». Мы тогда продержались в пекле сражений не сутки, как просил Рокоссовский, а двое суток. За это время дивизия потеряла 2518 человек. Столько людей за те дня не стало. До боя было 8430 человек. В Курской битве участвовало 4 миллиона солдат и офицеров, около семидесяти тысяч орудий и минометов, более тринадцати тысяч танков, до двенадцати тысяч боевых самолетов. Пятьдесят дней и ночей, с 5 июля по 23 августа сорок третьего года продолжалось это сражение. После завершения битвы стратегическая инициатива в войне окончательно перешла на сторону Красной армии, которая до окончания войны проводила в основном наступательные операции, тогда как  вермахт только оборонялся.

Затем было форсирование Днепра, освобождение Белоруссии, Западного Буга, Одерская битва и бои в Чехословакии. Первомайские праздники 1945 года 81-я дивизия также встретила в бою. 2 мая стало известно, что пал Берлин. Радости не было предела: все ликовали. Оставалось дождаться, когда об окончании войны объявят официально. 8 мая 1945 года бойцы 81-ой непобедимой с боями входили в чешский город Пжеров. Как пишет Н.П. Булеков в своей книге «Так дышала война»: «Впервые я услышал от майора Комягина то заветное слово, ради которого мы прошли тысячи верст, потеряли многих друзей, загрубели душой, сотни раз умирали от страха, кормили вшей, голодали, спали в грязи и снегу. Ради этого слова наши матери прятались от почтальонов, а потом, обливаясь слезами, читали наши «бравые» письма. Да, чего только не было ради этого емкого русского слова «Победа». Но даже после того, как был подписан пакт о капитуляции, последний комбат, как его называют друзья-ветераны, продолжал воевать, истребляя остатки гитлеровских войск. Последний выстрел Булеков сделал 17 мая 1945 года близ города Пардубице, на берегу реки Лаба. Как указывается в наградном листе ветерана, в наступательных боях части против немецких захватчиков комсомолец Булеков показал себя смелым, решительным и отважным командиром. В бою за Толкачево под ураганным артиллерийским огнем противника он выкатил свое орудие и уничтожил две пулеметные точки противника, мешавшие продвижению наших войск. Когда во время контратаки в районе Безымянной высоты противник бросил против наших подразделений несколько своих танков, молодой лейтенант прямой наводкой уничтожил лично один немецкий танк. Контратака захлебнулась. Всего за период боев Н.П. Булеков уничтожил три танка противника, две бронемашины, шесть укрепленных пулеметных точек и свыше 100 вражеских солдат и офицеров.

Из воспоминаний Николая Павловича Булекова:

И никогда я не думал о смерти. Вот сколько я на войне был — три раза ранен, три раза контужен, — но никогда о смерти не думал. Два раза меня — на Висле и на Днепре — засыпало землей полностью после взрыва. Один раз даже откачивали после этого — искусственное дыхание делали. А второй раз быстро меня вытащили. И это самое страшное, когда землей засыпает. То, что ногу прострелило, в руку ранило — это чепуха. А вот когда тебя живого засыпало — вот это действительно страшно. Развеялись юношеские мечты о военной службе и офицерстве. Николай Павлович выбрал для себя мирную, гражданскую профессию. Он окончил мукомольное отделение Армавирского механико-технологического техникума, Высшую заготовительную школу Министерства хлебопродуктов СССР и всю жизнь проработал по специальности. Война оставила огромный след в жизни Николая  Павловича Булекова.. Тем не менее ничто не смогло сломить его стойкость, бодрость духа и жизнерадостность. В свои 97 лет он ведет активный образ жизни, много читает и пишет, часто выступает с лекциями перед подрастающим поколением. И каждая встреча с ним, очевидцем огненных событий, солдатом с передовой, бесценна.  Это та самая связующая нить между прошлым и будущим.

Шурдумова Марина Георгиевна
учитель истории МАОУ-СОШ№7 им.Г.К.Жукова

Беликов Александр
ученик 8 «А» класса МАОУ-СОШ№7 им.Г.К.Жукова